Политизация проблемы абортов
ssvergeles
Полный текст см. на личном сайте автора

Тема абортов обсуждается в России с момента распада СССР, когда количество абортов было чудовищно большим по сравнению с другими странами. Однако именно в 2015 году эта тема стала политической. Начало этой волны развития можно отсчитывать от выступления Патриарха Кирилла на открытии III Рождественских Парламентских встреч (его слушателями были в т.ч. депутаты Государственной Думы) 22 января 2015 года. В частности, в своём выступлении он призвал исключить аборты из перечня услуг обязательного медицинского страхования (ОМС). «Тот довод, что, мол, увеличится количество подпольных операций, — это чепуха. За них тоже платят деньги. Цена легальной детоубийственной операции должна быть такой же, как и подпольной. Но не за счет налогоплательщиков.»

20 мая 2015 г. на предложение о выводе абортов по собственному желанию из системы ОМС резко отреагировала Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Это недопустимо. Я против таких экстремистских предложений, носящих запретительный характер, я - за мотивацию делать или не делать? Они могут привести к пагубным последствиям. Поэтому я против таких резких движений в этой сфере.» Но вообще в целом, государственная власть отреагировала сдержанно и спускает тему на тормозах, хотя и дала понять, что воспринимает эти предложения как экстремистские и никаких подобных решений принимать не намерена. Предлагаемые рецепты действительно являются экстремистскими, поскольку i) не поддерживаются большинством граждан; ii) являются частью навязывания обществу норм морали одной из религиозных групп общества (православного христианства); iii) в текущих условиях ведут к существенному ограничению прав и свобод граждан. В результате конец весны и первая половина лета прошли с истерикой от церковных спикеров — лидеров противоабортного движения.

Вместе с тем, динамика количества абортов в России даёт основание ожидать, что через 10-15 лет количество абортов в России станет настолько малым, что они перестанут представлять из себя серьёзной проблемы. Останется только борьба за принципы — иметь или не иметь в законодательстве возможность совершить женщине аборт. Поэтому именно сейчас, пока ещё количество абортов достаточно заметное, и была проведена кампания за их законодательный запрет.

На этом фоне практически необсуждаемыми в православной среде остаются средства контрацепции. В реальности, невозможно обойтись без планирования семьи и ограничения рождаемости. Ограничение рождаемости можно достигать, грубо говоря, тремя способами: совершением абортов, использованием противозачаточных средств и воздержанием супругов в семье. Хотя в официальном документе Русской Православной Церкви содержится утверждение, что только первый способ является предосудительным, на практике православные лидеры и активисты противоабортного движения осуждают также и использование противозачаточных средств. В этом, по моему наблюдению, состоит их скрытый мотив, которым они руководствуются при определении своей позиции.

Обобщая, интеллектуальный потенциал Русской Православной Церкви не поспевает за её внезапно возросшим общественным весом. Видение ряда церковных спикеров будущего Церкви в гражданском обществе часто оказывается деструктивным. Просматривается желание вернуть всё общество на предыдущую стадию развития. Это можно заметить как по отношению к вопросу культуры планирования семьи, так и к другим аспектам жизни современного общества. Например, продолжается муссирование темы об обществе потребления. Реальность же состоит в том, что за исключением малой прослойки, в России сейчас речь точно не идёт о переизбытке материальных благ. С другой стороны, общество не может быть гражданским при низком среднем уровне дохода. Именно желанное снижение степени реализации гражданского общества на самом деле и имеется ввиду при рассуждениях об "обществе потребления". Этим церковным спикерам ошибочно кажется, что в случае отката общества на предыдущую стадию развития для Русской Православной Церкви создадутся более благоприятные условия. Отметим, что подобные выводы о скрытых социо-культурных устремлениях в Церкви делает и главный внутрицерковный оппозиционер — протодиакон Андрей Кураев.

Истинной задачей Церкви является жизнь во Христе, «Потому узнают все, что вы – Мои ученики, если вы будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35), с возможностью демонстрации успехов в этом деле для окружающих нецерковных людей, "И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме" (Мф.5:15), и проповедь Евангелия: "идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари" (Мк.16:15). Когда церковные лидеры продавливают решение проблем нравственности во всём обществе силовыми методами, то это является их ошибкой и следствием непонимания своего места в обществе.

Что же касается частного вопроса — признания/непризнания в гражданском обществе права женщины делать аборт ввиду защиты прав эмбриона, то следует заметить очевидное: Самим Богом женщине дано право и возможность вынашивать эмбриона в своей утробе. Здесь её власть, а не государственная или тем более церковная. Именно ограничение власти государства по отношению к личности характеризует государство как правовое. В случае с абортом как раз так и есть. Свобода выбора предполагает, что женщина может (к сожалению) употребить данную ей власть во вред эмбриону, как существу, полностью от неё зависящему.

Важно также добавить, что в изложенной нами логике допускаемое на уровне законодательства право женщины на аборт не является безусловным признаком правового государства. Вполне вероятно, что через 20 лет, во-первых, количество абортов сократится ещё раза в 3-4, по-вторых, большинство населения станет считать аборт анахронизмом и дикостью, и в-третьих общество будет видеть в себе силы предложить словом и делом альтернативу женщине, решившей сделать аборт. В этом случае предложения по выводу абортов из системы ОМС буду вполне уместными. Если общество и дальше будет двигаться в сторону отказа от абортов, возможны также законодательное ограничение или даже запрет абортов. В этом случае такие меры не должны будут квалифицироваться как экстремистские, поскольку права очень малой группы будут ограничены всем обществом, способным указать и предоставить достойную альтернативу. И это решение будет полностью в рамках развития правового государства.

?

Log in

No account? Create an account